Category Archives: Статьи

Кто, если не Путин? Может… Кадыров?

В январе ручающийся кремлевской поддержкой чеченский лидер Рамзан Кадыров вновь отметился. Он заявил, что противники теперешней российской власти должны считаться изменниками родины, назвав их шакалами и наверное самым страшным оскорблением для русского человека — врагами народа (при Сталине «врагов народа» ненавидела и презирала большая часть общества). По мнению Кадырова, либеральная оппозиция пытается воспользоваться проблемами российской экономики, чтобы дестабилизировать государство. За это он предлагает судить их за саботаж.

Новостной портал «Медуза», основанный из Москвы в Ригу эмигрировавшими журналистами, расшифровал, кого Кадыров считает врагами: несистемную оппозицию (в России это люди, критикующие власть, среди которых по большей части про-западные либералы и правозащитники), эмигрантов, журналистов радиостанции «Эхо Москвы», независимого телеканала «Дождь» и новостного агентства РБЦ.

Кстати, опрос, проведенный после высказываний Кадырова показал, что 59% россиян несогласны с его словами о «врагах народа». Не смотря на это, он сам рассматривается в достаточно положительном свете: 36% опрошенных равнодушны по отношению к нему, 22% не могут сказать ничего плохого, 10% его уважают, а 7% даже симпатизируют ему.

Аллергия чеченского лидера на критику

Противоречивый Рамзан Кадыров не боится выделиться. СМИ, а в частности Интернет, является одним из его коньков. Никому не секрет, что под его контролем находятся чеченcкие СМИ, он часто пользуется ими, чтобы напасть на тех, кто ему не угодил, среди которых и движения, критикующие политику Кремля.

То, что Кадыров злопамятен и мстителен, отмечает и радиостанция «Голос Америки». Например, когда часть в Европу эмигрировавших чеченцев вышли протестовать по поводу плачевной ситуации в Чечне на улицы нескольких европейских столиц, Кадыров злостно заявил, что по чеченскому обычаю «брат отвечает за брата» и приказал разобраться, кто протестует, кто его родители и братья, к какому клану они принадлежат. И все для того, чтобы мстить родственникам протестующих в Чечне.

Кадыров также не жалеет времени более простым происшествиям. Например, когда рядовая жительница Чеченской республики Айшат Инаева в Интернете заявила о том, что налоговые службы не стесняются пускать в ход физическую силу, ее перед камерами заставили публично отречься от своих слов. Еще совсем недавно сварливый царек разъярился вновь, когда депутат одного из регионов назвал его позором России. И действительно, на стыд всей России, депутат Красноярской области Константин Сенченко публично извинился перед Кадыровым на государственном телевидении.

Поскольку Кадыров и его диктаторские методы правления часто попадают в кругозор либерально настроенной интеллигенции, журналистов и членов оппозиции (иными словами, «врагов России»), естественно, что он их не любит. Тем более что, по словам заместителя председателя оппозиционной партии «ПарНаС» (Партии национальной свободы), сторонника убитого в прошлом году оппозиционера Бориса Немцова Ильи Яшина, оппозиция готовит отчет о диктаторском правлении Кадырова, нарушениях прав человека и вопиющей коррупции в Чечне.

Представитель российской либеральной интеллигенции, писатель Дмитрий Глуховский на передаче «Особое мнение» российского канала РТВИ так прокомментировал активное присутствие главы Чеченской республики в СМИ и социальных сетях (которыми он мастерски владеет: только в сети Instagram у Кадырова больше 1,5 миллиона подписчиков): «Его постоянное присутствие в СМИ должно формировать его имидж как Сталина-2. Кадыров тоже харизматичный горец с немалым боевым опытом. Не сомневаюсь, что я не единственный человек, который проводит подобную аналогию.»

Почему мешает бессильная оппозиция?

На Западе либеральная российская оппозиция рассматривается положительно, но мало кто всерьез смотрит на ее возможность что-либо изменить. Мало вероятно, что в ближайшее время возникнет критическая масса людей, имеющих осязаемое влияние на политические и социальные процессы страны и способных сменить политическую власть. Не стоит удивляться, что так называемые патриоты часто кидаются такими эпитетами как «беззубые шавки» и «назойливые мухи» в сторону оппозиции. Куда более удивляет то, почему на них нападают и «политиканы».

По словам Глуховского, опирающийся на пропаганду и советские архетипы о «врагах, окружающих великую Родину» режим раздражают критически мыслящие и реально рассматривающие ситуацию интеллигенты и часть среднего класса, неподдающаяся всеобщему нарративу толкования действительности. Глуховский высказал такое мнение на передаче РТВИ: «Они сеют страх, потому что их взгляд видит реальные вещи, видит правду. Если бы это была не правда, а паранойя, они бы никого не пугали. Необходимо нейтрализовать подобные группы.» Писатель утверждает, что когда в обществе автоматически включаются издавна внедряемые реакции, например то, что все настроены против России, пытаются ей навредить, поэтому надо держаться заодно, сплотившись вокруг лидера, и смотреть на некоторые действия власти сквозь пальцы, тогда власти гораздо удобнее. В России и так хватает проблем, никто не хочет разбираться с ещё одной.

Кадыров — один из двух настоящих российских политиков?

Хотя на Кадырова, которого в 2007 году Путин назначил главой Чечни, сложно смотреть как на серьезного политика, также сложно игнорировать его влияние, вспомнив о том, что за ним стоят чеченские вооруженные силы, состоящие из примерно 20 тысяч бойцов. Кадыров собственноручно назначает офицеров высокого ранга, которые присягают напрямую ему. В Чечне Кадыров делает, что хочет, назначает своих людей, где необходимо, тратит щедрые дотации Кремля на свое усмотрение.

Путин долгое время считал Кадырова своим фаворитом в обмен на частое и экзальтированное проявление своей преданности. Москва на много что смотрела сквозь пальцы, потому что Кремлю необходима помощь Кадырова, чтобы гарантировать стабильность на Северном Кавказе, бороться с террористической угрозой и налаживать связи с лидерами мусульманских государств.

Со стороны может показаться, что Кадыров — преданный вассал Путина, но немало аналитиков сомневаются в этом и считают демонстрируемую преданность переоцененной. По их словам, преданность Кадырова скорее основана на риторике, а не на реальных действиях; он будет продолжать так себя вести, пока Кремль помогает ему держать власть и не жалеет денег. Кроме того, некоторые аналитики считают, что поддержка Кремля дает Кадырову возможность противиться Путину в будущем.

Не смотря на то, что правление Кадырова в Чечне гарантирует некую стабильность, он сам в положении навести переполох. Например, широко прозвучало заявление Кадырова о том, что силы безопасности Чечни имеют право стрелять в российских солдат, появившихся на территории Чечни без разрешения. Это заявление вызвало немало слухов об ухудшающихся отношениях Кадырова и Кремля и о том, что Путин теряет контроль над своим любимчиком.

Руководитель в Москве расположенной экспертной группы Константин Калачев убежден, что Путин и Кадыров являются единственными настоящими российскими политиками, а остальные лишь играют в политику. В газете «The Moscow Times» появились серьезные размышления по поводу того, действительно ли Кадыров находится на втором месте по политической власти и влиянию в России и не имеет ли он амбиций занять первое место. (В российских СМИ рассматривается вариант, в котором Кадыров, выкарабкавшись из «песочницы», назначил бы лидером Чечни своего родственника Адама Делимханова.) Естественно, в Москве его ждут далеко не все, а непотизм Путина в столице нагнетает политическое напряжение и сеет раздор в рядах однополчан. Стоит отметить, что одним из главных оппонентов политики Путина в Чечне является Федеральная служба безопасности (ФСБ), которую не так просто побороть.

По словам Яшина в интервью «Голосу Америки», проблемы Чечни растут с каждым годом словно злокачественная опухоль, и сегодня они угрожают безопасности не только Северного Кавказа, но и России в целом. По его мнению, никто не в состоянии обуздать и контролировать Кадырова. Если никто ничего не предпримет, будет невозможно решить эти проблемы. Кадыров уже переступил все возможные красные линии, и процесс его удаления из власти должен был начат уже давно. По словам Яшина: «Кремль прекрасно знает, что режим Кадырова, как и он сам, чрезвычайно опасен. Кадыров признает силу и авторитет только одного человека — Путина — и будет продолжать, пока это ему на руку. Проблема в том, что аппетит Кадырова растет с каждым годом.»

Все же не кажется, что бы у Кремля было много возможностей: сложно сказать, что бы случилось с кадыровской администрацией и только ему преданными, хорошо обученными и вооруженными силами безопасности, если бы была предпринята попытка отстранить Кадырова от власти. Вполне возможно, что не только Чечня и Северный Кавказ, но и немалая часть России погрязли бы в хаосе. Тогда упомянутый Глуховским вариант Сталина-2 стал бы реальностью. Этому способствовали бы по политическим и экономическим причинам падающие рейтинги Путина и тот факт, что он не любит держать харизматичных политиков в своем окружении. Кто же остается? Неужели Кадыров?

http://geopolitika.lt/?artc=7768

Япония уступила место Индии

Всемирный банк (ВБ) подсчитал, что Индия стала третьей экономикой в мире по паритету покупательной способности, вытеснив с этой позиции долго занимавшую её Японию. Впереди Америка, создающая 17,1% мирового ВВП. Второй Китай с 14,9%. Япония довольствуется 4,8%, а Индия вышла на уровень 6,4%, и можно предположить, что вскоре её вклад в мировое хозяйство станет ещё больше, хотя в прошлом году рост её экономики составил всего 5%.

Однако социальные показатели страны при этом ухудшаются. Почти каждый третий индус живёт за международной чертой бедности, тратя на жизнь меньше 1,25 дол. в день. Больше того, по данным Всемирного банка, в Индии проживает примерно треть беднейшего населения мира.

Таким образом, в крупнейших экономиках планеты люди не обязательно живут лучше других. Вот в Японии ВВП на душу населения в 2013г. составил 36315 дол., а в Индия – всего лишь 5410 дол.

Честно говоря, в успехе Дели поучаствовал и сам Токио. В 70-ые годы прошлого века инвестиции крупной японской корпорации «Suzuki Motors» поспособствовали развитию автомобильного производства в стране и её общему технологическому рывку. С той поры поддержка со стороны Японии не прекращалась, и даже сейчас Индия является крупнейшим получателем японской помощи, что можно объяснить желанием Токио уравновесить в регионе экономическое и политическое влияние Китая.

Конечно, для столь густо населённого государства очень важна ситуация в сельском хозяйстве. Хотя в Индии быстро развивается промышленность, это прежде всего сельскохозяйственный край – в аграрном секторе трудится около половины населения страны. Однако в связи стехнологической отсталостью и недостатком инвестиций он с трудом удовлетворяет её продовольственные потребности.

С проблемами сталкивается и японская экономика. Длительная политическая нестабильность, большой государственный долг и растущая нагрузка на работающих граждан по причине старения населения не сулят ей ничего хорошего.

Руководство Японии только недавно начало решительно реагировать на негативные экономические тенденции. После того как в 2012 г. к власти пришёл премьер-министр Синдзо Абэ, в экономике наметились перемены к лучшему, но неизвестно сколь долгосрочным будет их эффект. Например, в апреле правительство повысило налог на добавочную стоимость с 5 процентов до 8, что может сократить внутреннее потребление и замедлить экономический рост.

В 2014 г. госдолг Японии превысил 10,5 трлн. дол., что составляет 230% от ВВП страны, и хуже всего то, что этот процент продолжает расти, всё сильнее парализуя экономику страны. Кроме того, на ней негативно отражается рост числа пенсионеров, требующих дополнительных расходов на своё содержание (как и в большинстве развитых стран в Японии приоритет исторически отдавался образованию и карьере, а не созданию семьи). И хотя общая эффективность производства растёт, население продолжает стареть, и трудоспособных граждан становится всё меньше.

Между тем в Индии таких много, и большинство из них (включая высококвалифицированных специалистов) готовы работать за более низкую зарплату, чем европейцы или американцы, что актуально для бизнеса. Кроме того, благодаря исторически близким отношениям между Индией и Великобританией около 350 млн. индусов говорят по-английски, поэтому неудивительно, что страна привлекает многих бизнесменов – в том числе японских.

Сегодня Япония занимает четвёртое место по объёму инвестиций в индийскую экономику. Как отмечает местное издание «The Economic Times», множество инфраструктурных мегапроектов в Индии не обходятся без японской помощи: метро в Дели, индустриальные коридоры Дели-Мумбаи и Ченнай-Бангалор и так далее. Тесным связям между двумя странами способствуют и близкие личные отношения их премьеров – С. Абэ и Н. Моди, которые схожи в своих взглядах на прогрессивные экономические реформы. В Японии новый курс называется «Абэномикой», а в Индии – «Модиномикой».

Суть «Абэномики» составляют три направления: смягчение монетарной политики, фискальное стимулирование и сосредоточение на структурных реформах. Если экономическая либерализация пройдёт успешно, она может стать ключом к решению части японских проблем. Правда в Японии медленно увеличивается внутреннее потребление, буксует экспорт в развивающиеся страны (2/3 всего экспорта страны), а самое главное – нужно больше трудоспособного населения. Даже будучи закоренелыми трудоголиками, самостоятельно японцы свою экономику долго тянуть вперёд не смогут.

Япония по-прежнему является однородной закрытой страной. Хотя во второй половине ХХ в. это позволило ей стать одним из мировых экономических гигантов, в глобальном мире XXI в. такое положение дел Токио всё чаще мешает. Японский институт населения и социальной безопасности прогнозирует, что в 2048 г. число жителей страны упадёт ниже отметки в 100 млн. человек, а в 2060 г. японцев будет всего 87 млн​​. Поэтому Япония стремится к тому, чтобы по крайней мере до 2070 г. в ней осталось не меньше 100 млн. жителей. С этой целью создаются благоприятные условия для рождения детей, а семьям с тремя детьми и более будут предоставлены различные льготы. Тем не менее, уже сейчас ясно, что этого мало.

Хотя большинство японцев скептически относятся к иммиграции, проведённые исследования показывают: Япония должна впускать около 200 тысяч мигрантов ежегодно, чтобы достичь желаемого показателя рождаемости – 2,07 ребенка на одну женщину. А для достижения иных целей иностранцев нужно ещё больше. Однако в 2010 г. их в Японии легально проживало всего 2,1 млн. (70% из которых – китайцы, филиппинцы и корейцы), поэтому 200 тысяч иммигрантов ежегодно для японцев большая цифра.

Больше того, японский торговый баланс в прошлом году впервые с 1980 г. года стало трицательным. Это в немалой степени связано с тем, что многие национальные компании переносят производство за границу, что подрывает экономику страны и создаёт напряжённость на рыке труда. По мнению британского «Economist», примерно треть японской продукции производится за пределами Японии, т.е. в два раза больше, чем двадцать лет назад. И данная тенденция к сожалению лишь усиливается.

Свободно дышать японской экономике мешают и высокие налоги. Эффективная ставка налога на прибыль (англ. effective corporate tax rate) достигает 41 процента (самый высокий показатель среди стран G-20). Это негативно сказывается на конкурентоспособности Японии, ведь, например, в соседней Южной Корее этот налогв два раза меньше. Многих японских промышленников привлекает и Таиланд, у которого подписаны торговые договора, позволяющие экспортировать продукцию беспошлинно.

Эти тенденции, скорее всего, никуда не исчезнут, хотя есть надежда, что они замедлятся. Этому в частности может поспособствовать облегчение налогового бремени (уже делается) или ослабление японской иены.

http://geopolitika.lt/?artc=6837

 

Экономические проблемы в России – помогут ли рокировки?

Последние статистические показатели экономики России свидетельствуют о том, что в стране грядёт новый экономический кризис. При этом одним из решений данной проблемы, похоже, стали странные перестановки во властной верхушке.

Начнём с бывшего заместителя главы российского центробанка А. Улюкаева, который стал министром экономического развития. Теперь именно ему придётся столкнуться с общественным недовольством, неизбежным в случае ограничения государственных социальных расходов, которые сегодня чрезмерны. Борьбу с экономической рецессией он объявил одним из своих приоритетов, и всё бы хорошо, но одновременно надо исполнять предвыборные обещания президента, что сделать будет крайне сложно. Поэтому существует мнение, что А. Улюкаеву недолго быть в правительстве.

Другой пример, «превращение» бывшего министра экономического развития А. Белоусова в советника главы государства по экономическим вопросам. На своей предыдущей должности он подвергся критике за предложение снизить базовую банковскую процентную ставку, в результате чего россияне стали бы брать больше кредитов, что в свою очередь привело бы к росту потребления, а значит и к оживлению экономики. Процентная ставка действительно высока – больше 8%, но её снижение проблематично в контексте нынешнего уровня инфляции.

Ещё одно громкое имя – бывший глава российского центробанка С. Игнатьев, которого журнал «The Banker», между прочим, несколько лет назад назвал лучшим руководителем ЦБ в Европе, а в России он известен как специалист, на которого непросто оказать политическое давление. Возможно, именно поэтому на его место была назначена когда-то возглавлявшая Минэкономразвития протеже В. Путина Э. Набиуллина, и сейчас независимость Центрального банка РФ (если таковая вообще имела место быть) находится под вопросом.

Как видим, многое изменилось в кадровом плане, но будут ли перемены в экономическом курсе страны? Едва ли.

Одной из причин головной боли российских стратегов в области экономической политики является нестабильность рубля. Недавно его курс резко упал, что вызвало беспокойство у тех немногих инвесторов, которые ещё готовы вкладывать деньги в Россию (в основном капитал бежит из неё, спасаясь от коррупции, бюрократических препон, нечестной конкуренции, правовой незащищённости и других неблагоприятных факторов ведения бизнеса в условиях российской действительности).

По прогнозам Минэкономразвития, в 2013 г. чистый приток капитала в Россию должен составить 15 млрд. долларов, в 2014 г. – уже 30 млрд., а в 2015 г. – целых 40 млрд. Однако в действительности всё будет зависеть от экономической ситуации в стране, а также успеха европейских стран, которые являются основным торговым партнёром РФ, в решении собственных экономических проблем.

Кроме того, с серьёзными трудностями сталкиваются российские регионы, которые погрязли в долгах. Больше того, по словам главы Минфина России А. Силуанова, региональные (в первую очередь нефтяные и металлургические) бюджеты в 2014-2015 годах в совокупности потеряют ещё 1,337 триллиона рублей из-за снижения прогноза по прибыли предприятий.
Как на портале rosbalt.ru написал И. Преображенский: «Всё это признаки очевидного системного кризиса в экономике. Причем кризиса сугубо российского, а вовсе не позаимствованного из Европы или США, как будут уже осенью уверять населения госпропагандисты. “Залить деньгами“ этот кризис, как это было в 2009 году, уже не получится. А значит, придется принимать системные решения».

Короче говоря, Россия сегодня сталкивается с большим количеством экономических проблем. Решать их будут новые-старые лица, которые, судя по всему, пока не готовы принимать болезненные, но в долгосрочной перспективе необходимые социально-экономические решения. Например, можно девальвировать рубль, но Э. Набиуллина уже заявила, что этого не будет.

Таким образом, вероятны лишь частичные реформы, эффективность которых сомнительна. Если не предпринимать решительных действий, то ситуация будет лишь усугубляться. Всего один пример: как сообщил российский центробанк, в первом квартале 2013 г. госдолг России вырос на 8,3% (52 млрд. долларов) и достиг 684 млрд. долларов. Соответственно, если ничего не делать, будет только хуже (и не дай Бог, упадут мировые цены на нефть).

http://www.geopolitika.lt/?artc=6185

«Горящий лёд» – топливо будущего?

В середине марта появилось сообщение о том, что удалось добыть природный газ из глубоководных залежей гидратов метана. Почему это так важно? Извлечение газа из этих источников может кардинально изменить мировой энергетический рынок, так как речь идёт об огромных объёмах.

Однако, не смотря на то, что гидрат метана (или «горящий лед») широко распространён на Земле, о революции в данной области речь пока не идёт. Причиной этого является экологическая угроза и неразвитость технологии.

Гидраты метана образуются, когда выделившийся в результате распада органических веществ метан в условиях высокого давления и достаточно низкой температуры «запирается» в кристалле воды (льда). Большинство месторождений гидратов метана находятся в районах континентальных шельфов и в местах вечной мерзлоты.

Энергетический потенциал этого энергоисточника известен давно. «Это как концентрированный природный газ», – отметил канадский геолог С. Даллимор. В докладе американских учёных говорится о том, что мировые запасы гидратов метана превышают запасы всех ископаемых видов топлива вместе взятых.

Понимая это, США, Япония, Канада, Китай и Индия вложили немалые средства в соответствующие проекты, однако прорыв случился только в Японии. Успехом увенчался эксперимент японской нефтегазовой корпорации JOGMEC, которая на восточном побережье острова Хонсю сумела выделить из гидратов метана такое количество горючего газа, которое позволяет продолжить исследования в этой сфере. У тех, кому надоело зависеть от настроения крупных поставщиков природного газа, появилась надежда. Однако существует целый ряд «но».

Не следует забывать о том, что эксперимент JOGMEC – только начало пути. Как заявил представитель компании T. Самешима, на совершенствование технологии добычи понадобится десятилетие, а может и больше времени.

Другое «но» связано с тем, что добыча метаногидратного газа может нанести огромный ущерб окружающей среде. «Гидраты метана стабильны только под большим давлением примерно при температуре замерзания воды, поэтому они расположены на глубине не менее 500 метров. На меньшей глубине они быстро распадаются», – пишет литовский ученый Й. Григас. В атмосфере метановый углерод соединяется с кислородом и образует диоксид углерода, что усиливает «парниковый эффект». Вообще есть опасения, что глобальное потепление и таяние ледников освободит столько метана, что температура на Земле повысится до опасного уровня.

Кроме того, месторождения гидратов метана расположены в экологически особо чувствительных районах: на континентальных шельфах (включая антарктический), в местах «вечной мерзлоты» и т.п., – поэтому последствия технологической катастрофы могут быть очень тяжёлыми.

С другой стороны, гидраты метана могут стать фактором снижения загрязнения окружающей среды, так как природный газ, по сравнению с другими видами ископаемого топлива, является менее «грязным», а значит планета сможет вздохнуть свободнее (особенно если технологию освоят такие крупные развивающиеся страны, как Китай и Индия, которые сегодня склонны использовать дешёвый, но очень «грязный» каменный уголь).

Исходя из нынешней ситуации, можно утверждать, что интерес к метаногидратному газу будет только расти, а технологии его добычи – совершенствоваться. Соответственно будет расти его доля на рынке, на котором, таким образом, появится ещё одна серьёзная альтернатива.

Некоторые эксперты полагают, что этот вариант заманчив только в среднесрочной перспективе, а затем человечество перейдёт на возобновляемые источники энергии. Но не надо забывать о том, что «зеленый» подход (англ. go green) исповедует в первую очередь страны Запада, а вот главные загрязнители атмосферы, коими являются Китай и Индия, вряд ли смогут быстро переключиться на экологически чистую энергию.

Короче говоря, тот факт, что интерес к природному газу из гидратов метана со стороны промышленно развитых государств растёт, обнадёживает. В случае успеха, этот энергетический источник может стать новой экологически сравнительно чистой альтернативой, которая придёт всерьёз и надолго.

http://geopolitika.lt/?artc=6031

Ренессанс каменного угля?

«The Economist» недавно обратил внимание на то, что в Европу громогласно возвращается каменный уголь, и уже идут разговоры о его ренессансе. При этом данный вид топлива является наиболее «грязным» источником электроэнергии, при использовании которого выделяется большое количество парниковых газов, что может поставить под угрозу выполнение обязательства ЕС по снижению к 2020 г. их эмиссии на 20% по сравнению с 1990 г. Мировой энергетический отчёт 2012 г. показал, что в 2011 г. потребление каменного угля в Европе было больше чем в США и по сравнению с 2010 г. увеличилось на 3,3%, а в 2012 г. –  ещё на 3%. Кроме того, в некоторых странах ЕС количество произведённой с его помощью электроэнергии за год выросло на 50%.

С чем это связано? Главная причина – падение цены на каменный уголь в мире после того, как в Америке популярным стал сланцевый газ. Когда к этому добавилось падение спроса на уголь в Китае, американские производители предложили подешевевший товар европейцам, которые отнеслись к этому предложению с энтузиазмом (особенно с учётом того, что мировых запасов угля может хватить примерно на стодвадцать лет, а вот газа – только на шестьдесят, нефти – всего на сорок).

Многим странам ЕС выгоднее использовать пусть и «грязный», но дешёвый уголь, а не «чистый», но дорогой российский газ. Большинство европейских контрактов с «Газпромом» подписаны сравнительно давно, и после «сланцевой революции» в Америке концерн пообещал снизить цену на 10%. Однако даже это дорого. В ноябре 2012 г. появилось сообщение Bloomberg New Energy Finance о том, что раньше производство одного мегаватта электроэнергии приносило немецким компаниям убытки в размере 12 евро, а после перехода на каменный уголь они стали получать 14-евровую прибыль.

Потребление угля стимулирует и то, что загрязнять атмосферу в ЕС финансово выгодно, так как цены на соответствующие разрешения в Евросоюзе достаточно низкие. Он планирует их увеличить, но отдельные страны-члены противятся таким планом. Например, Польша, которая в настоящее время не только производит 92% электроэнергии, сжигая уголь, но и планирует инвестировать в строительство угольных электростанций 24 млрд. долларов. О постройке таких электростанций думают и в одной из важнейших стран ЕС Германии, что сделает каменный уголь в Европе ещё более популярным. Наконец, даже если стоимость загрязнения окружающей среды в Евросоюзе увеличится, неизвестно, станет ли оно в принципе невыгодным.

При этом следует отметить, что ЕС планирует стать лидером в области чистых угольных технологий, которые должны помочь сократить объём выброса вредных эмиссий на 90%.Тем не менее, пока неясно, когда это станет возможным и будет ли новое оборудование установлено на всех угольных электростанциях. В то же время в 2016 г. вступает в силу директива ЕС, которая несоответствующие новым стандартам угольные станции требует закрыть или установить на них дорогостоящие очистительные агрегаты.

Каменный уголь вместо ядерной энергии?

Многие страны Евросоюза хотят отказаться от ядерной энергетики. В начале января этого года немецкий министр охраны окружающей среды P. Альтмайер заявил о том, что время ядерной энергии прошло. Схожие настроения в Швейцарии и Бельгии. В Литве и Италии скептическое отношение к ядерной энергетике продемонстрировали референдумы (кстати, если Литва не станет строить Висагинскую АЭС, энергетические потребности страны ей придётся обеспечивать в том числе за счёт каменного угля, 90% которого импортируется из России). С другой стороны, болгары на состоявшемся в октябре 2012 г. референдуме высказались за строительство АЭС, но он провалился из-за низкой явки. Главный аргумент противников мирного атома – авария на Фукусиме, хотя само японское правительство передумало отказываться от атомных электростанций.

Многое в данном случае зависит от позиции «зелёных». Они не поддерживают ядерную энергетику, но понимают, какой вред экологии может принести переход большинства европейских стран к интенсивному использованию «грязного» каменного угля. Как в «Guardian» написал один из защитников природы Г. Монбиот, хуже всего то, что на смену атомным электростанциям придёт не древесина, вода или ветер, а каменный уголь. Так что же является большим злом?

Как насчёт сланцев?

В балтийском регионе растёт интерес к сланцам (особенно к сланцевому газу). Пока в Литве идёт его разведка, Эстония уже производит (на Эстонской электростанции мощностью 1600 Мегаватт и Балтийской электростанции мощностью 1620 Мегаватт) и экспортирует сланцевую электроэнергию (её доля в литовском электроимпорте за год выросла с 13 до 18,7 процента). Как отметил представитель «Eesti Energia» Д. Липатов, сжигать сланец будет выгодно до тех пор, пока цена разрешения на выброс парниковых газов не будет превышать 30 евро за мегаватт.

Иными словами, сланцы тоже загрязняют окружающую среду, и нужно как-то решать эту проблему. Эстония частично справилась с поставленной задачей. После инвестиций в модернизацию Нарвской электростанции в размере 110 млн.евро ей удалость в значительной степени снизить эмиссию серы и углекислого газа, а также объёмы выброса сланцевой золы как продукта сгорания нефтяного сланца.

http://www.geopolitika.lt/?artc=5877

Электроэнергетика в странах Балтии: в преддверии ключевых решений

Сегодня в балтийском регионе реализуется ряд крупных энергетических проектов, но из-за их сложности и долгосрочности перемены внутри стран или во внешней среде могут привести к тому, что работы в рамках дынных проектов затянутся или они вовсе будут остановлены. Свежий пример – референдум по Висагинской АЭС (ВАЭС), в результате которого балтийские государства оказались в подвешенном состоянии, и теперь они вынуждены рассматривать альтернативные пути укрепления своей энергетической безопасности.

Эти и другие региональные энергетические вызовы обсуждались в Вильнюсе на международной конференции по энергетической безопасности «Ожидания и перспективы в регионе Балтийского моря», организованной Институтом энергетики Литвы, генеральным директоратом Объединённого исследовательского центра Еврокомиссии и литовским Центром энергетической безопасности.

«Об энергетической безопасности можно говорить с точки зрения технической безопасности поставок энергоресурсов и с точки зрения политической безопасности. Мы не можем повлиять на политические факторы напрямую, но при наличии свободного и относительно высококонкурентного рынка мы можем снизить влияние этих факторов на энергетику», – заявил представитель эстонского оператора электросетей «Elering» К.Кукк. Действительно, создание единого скандинавско-балтийского энергетического рынка снизит вероятность того, что энергетика будет использована в качестве инструмента политического влияния, что несомненно укрепит энергетическую безопасность стран Балтии.

В этой связи, по словам К.Кукка, в первую очередь необходимо построить достаточное количество электромостов и создать достаточные генерирующие мощности, а также страны региона должны выработать общую энергетическую позицию в рамках ЕС и в отношениях с третьими странами, в частности – с Россией. Кроме того, важно точно знать общее количество энергетических ресурсов, иметь их резервы и разделить операторов распределительных систем.

Всё это актуально и в общеевропейском масштабе: Евросоюз принял Третий энергетический пакет, целью которого является отделение систем производства, поставки и распределения энергоресурсов. Ещё одна инициатива ЕС – «План по созданию единого балтийского энергетического рынка» (Baltic Energy MarketInterconnection Plan, BEMIP), в соответствии с которым страны Балтии должны стать частью единого европейского энергетического рынка. Кроме того, существует подготовленный ENTSO-E «Десятилетний план развития сети» (TenYear NetworkDevelopment Plan, TYNDP), в котором очерчены пути развития европейской электросети и можно найти исчерпывающий список проектов в данной области (свыше 450 проектов).

«Эстония в настоящее время реализует такие новые трансграничные проекты, какEstLink1, EstLink 2 и третья линия Est-Lat», – отметил К. Кукк. Следует напомнить, что электромост Estlink1 мощностью 350 МВт соединият эстонские и финские электросети.Estlink 2 мощностью 650 МВт должен заработать в 2014 г., а третья линя электромоста Est-Lat, соединяющего электросети Эстонии и Латвии, должна быть пущена в эксплуатацию в 2020 г.

Представитель оператора литовских электрораспределительных сетей «Litgrid» и член правления биржи «Nord Pool Spot (NPS)», на которой торгуется электроэнергия скандинавских стран (Норвегии, Швеции, Дании, Финляндии, Эстонии), Р. Станюлис сказал, что большой шаг в развитии рынка был сделан в июне прошлого года, когда к NPS присоединилась Литва (а вскоре её примеру должна последовать Латвия).

Став акционером NPS, Литва получила право напрямую участвовать в процессе создания единого рынка электроэнергии. Однако, по словам Р. Станюлиса, проблемы возникают из-за небольшой пропускной способности системы электропередачи на границе Латвии и Эстонии. Поэтому цена электроэнергии в Литве значительно выше, чем в Эстонии, дешёвое электричество которой доходит до неё лишь в малых объёмах.

При этом Р. Станюлис отметил: «Хотя этот аспект может влиять на ситуацию, он не станет решающим фактором цены. (…) Балтийский энергетический рынок должен ориентироваться на цену рынка скандинавских стран, но надо иметь в виду, что мы окажемся в точке пересечения трёх разных систем с различными ценами – скандинавской, польской и российской, и что станет решающим фактором – трудно сказать».

Представитель государственной электроэнергетической компании Латвии «Latvenergo» O. Линкевич, комментируя литовский референдум по ВАЭС и изменившуюся в связи с этим ситуацию, заявил, что «Latvenergo» твёрдо намерена и дальше участвовать в проекте, разве что новоизбранные власти Литвы примут решение его остановить.

При этом он предупредил: «На наш взгляд, такое решение поставит под угрозу как сам проект, так и дальнейшее развитие литовской энергетической системы». Соответственно промедление в данном случае смерти подобно.

Наконец О.Линкевич отметил, что, хотя Латвии не очень нравится сценарий отказа от ВАЭС, она рассматривает возможность участия в другом региональном атомном проекте, а также думает о возобновлении строительства в Вентспилсе или Лиепае угольной теплоэлектростанции (в своё время оно было остановлено в пользу проекта ВАЭС). Кроме того, Латвия может построить новые или реконструировать старые гидроэлектростанции на Даугаве, создать в море или на его берегу парк ветряков, построить завод по сжиганию биомассы и коммунальных отходов в Риге и т.д. В любом случае, как резюмировал О. Линкевич, до 2016 г. Латвия намерена завершить либерализацию национального рынка электроэнергии, увеличить мощность системы электропередачи на границе с Эстонией, а главное – к 2030 г. на 50% снизить импорт электричества из третьих стран.

http://www.geopolitika.lt/?artc=5824

Атомная суета в Балтийском регионе и её угрозы

 

«Мы находимся в состоянии войны. Вы хорошо знаете, что в наши времена на этих просторах война не ведётся с помощью оружия и танков – война идёт из-за энергетики с использованием энергетики и пропаганды. Вспомним, что после того, как Литва начала реализовывать проект Висагинской атомной станции, сразу же появились сообщения о ещё двух атомных проектах у неё под боком», – заявил на конференции «Литва – Беларусь: ядерное соседство» Председатель парламентской комиссии по атомной энергетике Сейма Р. Жилинскас.

Эти проекты – Балтийская АЭС в Калининградской области и Островецкая в Белоруссии. Технические параметры двух станций схожи, так как в роли подрядчиков в обоих случаях выступают российские компании под началом «Росатома»: «Росэнергоатом» в Калининграде и «Атомстройэкспорт» в Белоруссии. При этом региональные СМИ и международные организации неоднократно обращали внимание на сомнительность соответствия данных проектов международными стандартами ядерной безопасности.

Журналист литовского издания «Деловые новости» (Verslo žiniоs) Р. Стасялис написал о том, что редакция получила в своё распоряжение отчёт российских экспертов о технических и экономических условиях строительства Балтийской АЭС (БАЭС), в котором сказано: «Строительство начато и продолжается без проекта; нет доказательств того, что были проведены реальные инженерно-геологические исследования и дана оценка сейсмической опасности площадки АЭС». Одновременно оценка влияния станции на окружающую среду не согласована с соседними странами. Кроме того, место БАЭС находится в зоне международного авиа коридора. Таким образом, строительство калининградской станции противоречит законам России, как автора и подрядчика проекта, обязанного обеспечить всестороннюю безопасность АЭС. Беспокоит и тот факт, что наряду с ускоренным строительством БАЭС не восстанавливается износившаяся на 75% система электропередачи Калининградской области.

И всё это происходит в 12 километрах от литовской границы. В этой связи Литовская Республика ещё в 2011 г. вручила России ноту по поводу строительства Балтийской АЭС, однако результат был нулевым.

Чуть дальше – на расстоянии целых 20 километров от Литвы – ситуация развивается схожим образом: хотя окончательный технический проект Островецкой АЭС до сих пор не подготовлен, строительство продолжается. Вышеупомянутый Р. Жилинскас на той же конференции отметил, что в отличие от Висагинской АЭС, пригодность площадки которой подтвердило МАГАТЭ, белорусский проект такого одобрения не получил. При этом белорусской стороной распространяется заведомо ложная информация о том, что согласие МАГАТЭ было дано, хотя в действительности представители Агентства оценивали не пригодность площадки Островецкой АЭС, а только лишь инфраструктуру, необходимую для строительства станции. Кроме того, МАГАТЭ сделало 17 предложений и подготовило 25 рекомендаций по данному проекту, содержание которых белорусские власти засекретили.

По утверждению президента литовского Института зелёной политики Л. Балсиса, если Литва хочет гарантировать безопасность электропоставок, начинать надо не с такого дорогостоящего проекта как Висагинская АЭС, а с дипломатических усилий при содействии ЕС по предотвращению строительства атомных станций в Калининградской области и Белоруссии. «Необходим диалог. Ведётся ли сейчас диалог с соседними странами в области энергетики? Я бы сказал, едва ли […]», – отметил Л. Балсис.

По его мнению, если Висагинская АЭС и БАЭС всё же будут построены, Литве автоматически придётся конкурировать с последней, и возникнет другая угроза: так как Россия склонна принимать решения, основанные в первую очередь на политической, а не на экономической логике, вполне реально, что цена производимой БАЭС электроэнергии окажется ниже цены продукции Висагинской АЭС, – и Литва ничего не сможет с этим поделать, поскольку «всегда найдутся частные литовские компании, которые будут покупать более дешёвое российское электричество с целью его потребления или реэкспорта через территорию Литвы на Запад». По словам Л. Балсиса, литовцы не смогут запретить России экспортировать через Литву свою дешёвую электроэнергию, потому что к этому обязывают международные договоры – за исключением одного случая: в соответствии с принципом позитивной дискриминации право первенства на линии электропередачи, трансформаторные подстанции и соединения со Швецией и Польшей принадлежит электричеству, произведённому с использованием возобновляемых источников энергии. Поэтому их и нужно развивать.

Редактор литовского журнала «Государство» (Valstybė) Э. Эйгирдас рассматривает влияние России на литовскую энергетическую безопасность в другой плоскости. По его словам, Россия действует в Литве через множество компаний, и если их бизнес связан с российской энергетикой, он оказывает влияние на политику Литвы. «Надо констатировать факт – если работаешь посредником у господина Путина, у его компаний, то не можешь не представлять их интересы, так как в противном случае ты просто перестанешь быть посредником и потеряешь миллионную прибыль. Хотя мы не осуждаем таких людей, это не значит, что мы не должны снижать ущерб, наносимый нашей стране данным процессом, и пытаться избавиться от этих пут», – считает Э. Эйгирдас.

Он говорит и о том, что цена газа для российских потребителей намного ниже, чем для Литвы, и большая часть электричества, производимого с использованием этого газа, потом продаётся той же Литве, хотя теоретически России было бы выгоднее продавать ей именно газ. «Вопрос – зачем России нужна новая АЭС, если у неё столько газа, который используется для производства электричества, занимающего бóльшую часть литовского рынка? Ответ один – это политический шаг. Его цель – «привязка» нашей энергетической инфраструктуры, цена которой огромна. Я считаю, господин Путин нацелился на неё», – обобщил Э. Эйгирдас.

Также он отметил, что Висагинскую АЭС не следует рассматривать как благо или совершенство – это просто логическое решение, определяющее будущее страны.

http://geopolitika.lt/index.php?artc=5683

Кибернетическая (без)опасность: ситуация в станах Балтии

Идея открытого и образованного общества знаний стала одной из важнейших целей большинства стран мира и международных организаций. Не исключение и Евросоюз, а также входящая в его состав Литва. Национальные программы развития общества знаний есть у всех государств ЕС, а на союзном уровне вопрос регламентируется Лиссабонской стратегией и практическим планом действий под названием eEuropе.

В Литве «Национальная концепция развития общества знаний» и подготовленный на её основе «Стратегический план развития общества знаний в Литве» правительство страны утвердило ещё в 2001 г., а в 2005 г. увидела свет «Стратегия развития общества знаний в Литве». В этих документах говорится о том, что одним из важнейших путей к достижению намеченной цели являются информационные технологии и более широкое их использование гражданами страны. Однако перенос многих аспектов каждодневной жизни в виртуальное пространство поднимает вопрос о его безопасности, отсутствие которой может нанести непоправимый ущерб.

29 июня 2011 г. правительство Литвы утвердило «Национальную программу развития безопасности электронной информации (кибернетической безопасности) на 2011-2019 гг.». В данной области литовцы отстают от эстонцев, которые приняли аналогичную стратегию ещё в 2008 г. (т.е. спустя год после кибернетической атаки на сайты своих госучреждений, бизнес структур, политических партий, а также отдельных банков и компаний, предоставляющих интернет услуги). В Латвии правовая регламентация кибернетической безопасности менее развита: этой проблеме посвящён принятый в 2011 г. «Закон о безопасности информационных технологий», а специальной программы в данной сфере нет.

Как известно, в Эстонии создан Центр кибернетической безопасности НАТО. Это важный шаг, доказывающий то, что вопрос кибернетической обороноспособности вышел за рамки национальных границ. Наличие понимания того, что защита от кибернетической преступности или политически мотивированных хакерских атак требует объединения усилий и обмена информацией, не может не радовать.

Однако такого рода сотрудничество наладить непросто: необходимо согласовать меры противодействия возникающим угрозам; создать центры, которые бы накапливали и анализировали поступающую из разных стран информацию и т.д. Сегодня объём преступных доходов в кибернетическом пространстве уже превышает прибыль от торговли наркотиками, а частота, сложность и ущерб от кибернетических атак только увеличиваются. Это доказывает история 2009 г. с сетевым червём «Conficker», целью агрессии которого стал «MicrosoftWindows»; операция «Aurora» (атаки на «Google» из Китая в 2009 г.); поразивший ядерные объекты Ирана вирус «Stuxnet» и т.д.

Как на этом фоне выглядит Литва? К сожалению, не блистательно. Хотя была принята вышеупомянутая «Национальная программа развития безопасности электронной информации (кибернетической безопасности) на 2011-2019 гг.», из-за экономических трудностей на её реализацию выделяется недостаточно средств. Также пока не удаётся досконально выяснить, в каком состоянии находятся информационные системы госорганов, что осложняет анализ угроз и поиск способов их преодоления. В качестве ближайшей даты завершения проверочных работ называется 2013 г., но сомнительно, что они будут завершены в срок.

Однако это не единственная литовская беда: в стране нет единой системы безопасности электронной информации, недостаточно эффективно сотрудничают частный и государственный сектор, несовершенно правовое регулирование в данной области и т.д. Утешает лишь серьёзный взгляд на виртуальную угрозу как таковую, и то, что в 2015 г. в рамках программы кибернетической безопасности на защиту информационных систем будет выделено 10%, а в 2019 г. – 15% средств от общего объёма финансирования, выделенного на их развитие.

В то же время тенденция увеличения финансирования совпадает с тенденцией роста инцидентов информационного характера. По данным CERT-LT, в 2011 г. в Литве было проведено расследование по 21,8 тыс. сообщений о происшествиях в электронном пространстве (почти в два раза больше, чем в 2010 г.). При этом актуальность кибернетической безопасности растёт и в контексте реализуемых Литвой долгосрочных стратегических проектов.

Не секрет, что шаги страны по укреплению своей энергетической безопасности не радуют Россию. В этой связи возникает вопрос: может ли Москва решиться на кибернетическую атаку? Если вспомнить о том, что в 2008 г. «неизвестные» взломщики разукрасили несколько десятков литовских сайтов советскими символами, ответ очевиден. Российские кибернетические силы на сегодняшний день являются одними из сильнейших в мире: по данным ресурса deftools.com, в их состав входит 7,3 тыс. человек с годовым бюджетом в размере 127 млн. долларов США. С таким ресурсом вряд ли Россия думает только о внутренней кибернетической безопасности.

http://geopolitika.lt/?artc=5538

 

Эмануэлис Зингерис: «Готовясь к председательству в ЕС, Литва обратила взор на энергетику и «Восточное партнерство»

Во второй половине 2013года Литва сменит Ирландию и начнет председательствовать в Совете Евросоюза. Председательство в ЕС – это не только серьезный вызов государству, но и прекрасная возможность укрепить свою роль в организации, приобрести полезный опыт, заслужить репутацию конструктивного партнера. Председатель Комитета Сейма по иностранным делам Эмануэлис Зингерис рассказал, как ответственным учреждениям Литвы удается готовиться к этой важной задаче.

– Как Вы оцениваете подготовку Литвы к председательству в ЕС? Что сделано и что еще планируется сделать? Выполняются ли планы вовремя?

– Подготовка к председательству в ЕС – это сложная задача, требующая много работы, административных умений. Мы можем порадоваться, что пока что наши дипломаты и государственные служащие прекрасно справляются с этой задачей. Это замечают и оценивают как учреждения Литвы, так и ЕС. Все ли выполняется вовремя? Да. 1 февраля парламентские комитеты по европейским и иностранным делам приняли общее решение, констатирующее, что процесс подготовки к председательству четко координируется, работы идут хорошо.

– Литва неизбежно унаследует направления деятельности государств, председательствовавших ранее, а также начатые ими работы. Как Вы думаете, насколько председательствующая страна может быть самостоятельной? Каковы ее возможности выдвинуть важные вопросы на национальном уровне?

– Создавая график председательства, тесно сотрудничают все партнеры тройки (Ирландия, Литва, Греция). Кроме того, большое влияние на составление графика работ оказывают  долгосрочные политические инициативы и политические приоритеты, осуществляемые Европейской комиссией, Советом руководителей Европы и Европейским парламентом, к которым должна приспосабливаться каждая страна-председатель.

Несмотря на все, каждая председательствующая страна формирует полугодовой график работ ЕС, поэтому возможности включить в него важные для нее вопросы существуют. Все же я хотел  бы обратить внимание на то, что председательствующая страна в первую очередь играет роль честного посредника в поисках решений, приемлемых для всех членов ЕС, поэтому решение национальных вопросов не является целью председательства.

– При помощи каких конкретных «инструментов» председательствующая страна может оказать влияние на общую политику ЕС?

– Во-первых, это составление уже упомянутого графика работ на 6 месяцев, включая вопросы, актуальные для председательствующей страны. Во-вторых, компетенция страны –председательствовать, эффективно и оперативно решая вопросы рабочего графика ЕС, ища решения, приемлемые для всех стран ЕС.

– Какое значение председательства в Совете ЕС имеет для Литвы? Люди этому радуются, гордятся, но с трудом могут назвать, что мы получим?

– Председательствующая страна обращает на себя большее внимание других стран Европы и всего мира, это прекрасная возможность повысить известность своей страны, сделать популярным ее имя. Опыт председательствовавших новичков – Словении, Чехии, Венгрии – показал, что в период председательства вырастает известность страны, увеличивается поток туристов. Это – прекрасный шанс для бизнес сектора представить себя, свою производимую продукцию, предоставляемые услуги. Так что председательство в ЕС даст положительный импульс экономике Литвы. Как показывает опыт других стран, председательствующую страну посещают около 20-30 тысяч делегатов, поэтому сектор услуг получает намного больше доходов.

Без сомнения, председательство станет хорошей школой для литовских государственных служащих и дипломатов, усилит их административные способности.

Читайте больше: http://www.15min.lt/ru/article/vesti/emanuelis-zingeris-gotovjas-k-predsedatelstvu-v-es-litva-obratila-vzor-na-energetiku-i-vostochnoe-partnerstvo-504-206777#ixzz1qL4cnAHq

20 лет СНГ. Что дальше?

Содружество Независимых Государств (СНГ), которое было создано в 1991 г. после распада Советского Союза, 8 декабря прошлого года отпраздновало своё двадцатилетие. Основной целью новообразования было смягчение последствий развала СССР для бывших советских республик и развитие сотрудничества между ними. Но СНГ так и не стало эффективным содружеством братских стран.

Чего же можно ожидать от стагнирующей и раздираемой противоречиями организации? Большая часть достигнутых в рамках СНГ договорённостей так и не была реализована, но  Содружество всё ещё существует и создаёт видимость работы.

Между государствами-членами СНГ (Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Россией, Таджикистаном, Узбекистаном, Украиной, Туркменистаном как ассоциированным членом и до 2008 г. Грузией) постоянно возникают различные разногласия. Институты СНГ слабы и неэффективны, а его организационный статус непонятен. Общие проекты в рамках Содружества зачастую реализуются с большим трудом или терпят крах. Больше того, часть стран-участниц скептически относится к совместным инициативам, предпочитая альтернативные геополитические направления (в частности, евроатлантическую интеграцию). Живой пример тому – мечущаяся между Востоком и Западом Украина.

Ещё один проблемный момент в деятельности СНГ – двусмысленное поведение России, которая часто решает проблемы с ближайшими соседями на двусторонней основе. Одновременно, Москве легче достичь своих целей на постсоветском пространстве с помощью иных – более эффективных – организаций, таких как Организация Договора о коллективной безопасности, Евразийское экономическое сообщество, Шанхайской организации сотрудничества и Таможенный союз между Россией, Белоруссией и Казахстаном.

В октябре 2011 г. Россия, Украина, Беларусь, Казахстан, Армения, Кыргызстан, Молдова и Таджикистан подписали соглашение о зоне свободной торговли. Согласование документа заняло около десяти лет. В 1994 г. уже был подписан подобный договор, но не все страны СНГ, включая Россию, его ратифицировали. Поэтому он фактически не работал. Новый договор, как пояснили в аппарате российского правительства, «будет более системным, заменит сотни двусторонних документов, и будет адаптирован к современным реалиям, связанным с процессами присоединения государств СНГ к ВТО и созданием Таможенного Союза».

Создаётся впечатление, что само СНГ смотрит на своё будущее более оптимистично, чем весь остальной мир. В частности, в аналитическом докладе «Итоги деятельности СНГ за 20 лет и задачи на перспективу» сказано о том, что организация сыграла важную роль в решении глобальных и региональных политических и экономических вопросов. Что касается перспектив, то в качестве первостепенной задачи на будущее в нём называется более тесная региональная интеграции, а именно: завершение формирования зоны свободной торговли в соответствии со стандартами ВТО, совершенствование механизмов торговых взаиморасчётов между странами, создание единого рынка электроэнергии и единого информационного пространства, развитее средств и путей коммуникации на пространстве СНГ и так далее.

До этого в октябре 2007 г. на саммите в Душанбе была утверждена концепция развития СНГ и план действий по её реализации. В 2008 г. в Кишиневе была принята Стратегия экономического развития СНГ до 2020 г., а в 2009 г. большое внимание было уделено оптимизации институциональной работы организации и процедурным вопросам.

Иными словами, амбициозных планов и громких разговоров предостаточно, но единства и политической воли не хватает. Хотя предпринимаются очевидные попытки по спасению СНГ, хочется спросить: «А стоит ли?» – ведь организация не популярна даже в странах-членах и не является важным игроком на международной арене.

Тем не менее, говорить о конце СНГ не стоит. Содружество продолжает существовать и, вероятно, просуществует ещё не один год. Да и для лидеров стран СНГ это удобная площадка для встреч.

 http://www.geopolitika.lt/?artc=5284